Вы здесь

Вышел БНК № 8 2022 года.

Началась льготная подписка на 2023 год ДО 1 ноября 2022 года

без доставки - 2100 леев (175 X 12)
с доставкой — 2160 (180 X 12) леев

Государственная налоговая служба: достаточно правильного целеполагания
Ликий Юрий

 

Сегодня ГНС – государственная служба, перед которой жизнь ставит новые проблемы и задачи. О состоянии, проблемах и перспективе развития Государственной налоговой службы мы беседуем с заместителем директора ГНС Ликием Юрием Васильевичем.

 

 

Ликий Юрий Васильевич. Родился в 1967 году. В 1991 году закончил Экономический факультет Кишиневского государственного университета. С августа 1991 года – в штате Главной государственной налоговой инспекции при Министерстве финансов Республики Молдова. В период 1991-2008 гг. занимал должности от государственного налогового инспектора до начальника Управления косвенных налогов ГГНИ. В период 2008 г. – 2011 гг. начальник Главного управления налогового администрирования ГГНИ. В период с декабря 2011 г. и по настоящее время – заместитель начальника / директора ГГНИ/ГНС. Кавалер ордена "Глория Мунчий".

 

В прошлом году в ходе нашей встречи мы обсудили ряд важных моментов, интересующих наших читателей. По моему ощущению большинство из них не утратило своей остроты и остаются такими же актуальными и сегодня. Но все же, прошел год. И если в 2021 году особенно интересовало влияние на работу налоговой службы пандемии, то в настоящее время существуют уже другие, не менее сложные вызовы. Как в таких условиях работает служба?

Начну с того, что все ответы в нашей беседе следует рассматривать как мое личное мнение, а не официальную позицию налоговой службы. Официальные ответы можно получить, обратившись в ГНС с официальным запросом. Относительно работы. В службе с декабря прошлого года идут структурные изменения. Если остановиться на внешнем влиянии, то надо понимать, что налоговая служба является, как и любая другая государственная структура, достаточно инертной, поэтому реагирование на внешние факторы происходит не сразу. Но следует отметить определенные отличия сегодняшней ситуации от прошлогодней. Эти отличия, в первую очередь, определяются экономической ситуацией. Согласитесь, показатели поступлений налогов зависят, прежде всего, от экономики, а потуги налоговиков - это уже дополнение.

 

Хорошо, давайте начнем с экономики. Исходя из статистики, предоставляемой Минфином, поступления в бюджет за первое полугодие в сравнении с прошлым годом выросли на 21%. При этом доходы, собранные Налоговой службой, выросли на 26%, таможней на 23%. НДС по импорту товаров вырос - на 29%, внутренний НДС - на 11%, возмещение НДС и акцизов выросло на 69%. В это же время, по данным статистики индекс потребительских цен в стране июнь 2021 к июню 2022 вырос на 30%. А, рост ВВП в первом квартале составил 1%. Нет ли в этих расхождениях цифр, по-вашему, несоответствия?

Цифры требуют анализа. И невозможно найти зависимости, не вникая в их суть. Данные о ВВП в первом квартале, скорее всего, не в полной мере отражают наличие проблем в экономике, которые возникли вследствие событий на территории Украины. Поэтому, для установления влияния динамики ВВП на показатели поступлений в бюджет, давайте подождем данных за более поздние периоды. Ну, и сама динамика показателей изменения ВВП (для возможностей нахождения связей с поступлениями налогов) нуждается в детальном анализе составляющих.

Если коснуться связи показателей инфляции и роста поступлений налогов, то конечно, инфляционные процессы корректируют показатели поступлений. Однако, инфляция — это прежде всего рост затрат, тогда как рост налогов имеет место при росте доходов. Рост цен сокращает потребление, поэтому ожидать линейной зависимости роста поступлений от инфляционных процессов — это просто демонстрировать непонимание элементарных вещей. Большая инфляция это один из основных факторов, отличающих ситуацию 2021 и 2022 годов.

Искусственно введенные в период пандемии ограничения способствовали выведению потребления в максимально контролируемые формы торговли. Вы помните, как закрытые рынки увеличили продажи супермаркетов, которые сказались и на поступлениях. В это же время возросли продажи услуг связи, энергокомпаний. Потому, что крупный бизнес не скрывает продаж. В настоящий же момент, рост цен способствует обратному процессу. Да и там, где риск “влияния базара” отсутствует, рост расходов и снижение физических объемов продаж, не позволяют ожидать значительного роста поступления. Эти сценарии со всеми вытекающими из них последствиями давно описаны.

 

Но за счет прибывших в страну почти 100 тыс. украинских беженцев потребление тоже должно было возрасти.

Если обращать внимание на демографию, то надо иметь в виду не только въезд и размещение беженцев, но и выезд граждан Молдовы за границы страны. До марта этого года тенденции к снижению населения страны были стабильны на протяжении долгих лет. И, если говорить о гражданах страны, то в 2022 году Молдова продолжает терять население, и я думаю, не меньшими темпами. Беженцы же, увеличивая потребление, являются той категорией лиц, которые находятся на территории страны временно и часто не за свой счет, поэтому каким-либо образом влиять положительно на перспективы развития экономики просто не могут. При этом, их нахождение на территории государства увеличивает нагрузки на бюджетную систему.

 

Тенденция возврата потребителя из супермаркета на рынок логично должна вызвать усиление налоговых проверок?

Мне трудно ответить на этот вопрос. Я не занимаюсь планированием контрольной деятельности. Однако, скажу Вам, что бегать по рынкам, налагая штрафы на мелких торговцев, совсем не эффективно. Подобные кампании не изменяют картину поступления налогов на уровне страны.

 

Не простая ситуация. Но, с другой стороны, такие условия деятельности наверняка способствуют установлению наиболее проблемных зон и рисков в деятельности организации. А определив проблемы, можно и предложить их решение. Каковы эти проблемы?

Если говорить об основном риске, то он даже не связан непосредственно с настоящим моментом и текущими проблемами. Основным риском в налоговом администрировании, как и в любом другом, является - риск технологического отставания. В этот термин я вкладываю не отсутствие каких-либо конкретных технических приемов и инструментов. Речь идет о целях и подходах. А все остальное уже техника и арифметика.

Я помню времена, когда в Молдову приезжали люди учиться новым подходам и решениям. Это указывало на технологическое первенство в администрировании. Однако, те времена давно прошли. И в наше время, наблюдая за успехами администрирования в других странах (в том числе и тех, откуда приезжали учиться), по-доброму завидуешь коллегам.

Чтобы было понятно то, о чем я говорю, и возвращаясь к ситуации с возможными налоговыми проверками на рынках.

Кампания проверок в ответ на уход потребителя из супермаркетов является - ответом на вызов методом, использовавшимся в прошлом веке. Потому, что в рамках передовых подходов рыночные торговцы платят налоги сами, даже не обращаясь за этим в налоговую инспекцию, а используя для этого, например, интернет-приложение. Не создавая, при этом, значимого конкурентного влияния для супермаркетов. И суть этого подхода в том, что налоги платятся, а государство их получает с наименьшими затратами. Автоматически решаются проблемы межчеловеческого общения в стенах госучреждения, и облегчается процесс проверки.

Или взять, к примеру, дорожный сбор. В Европе, да и не только, этот сбор выведен в абсолютно автоматизированные формы, где и процессы уплаты, и контроля осуществляются без участия налогового инспектора.

 

Разве сегодня такое в Молдове возможно?

А почему нет? Такие решения уже давно существуют, их не надо изобретать. Посмотрите на интернет-приложения банков или операторов связи. Что иное в процедурах налоговой службы? На уровне основных процессов ничего нового - идентификация и учет оплаты.

Ну а с дорожным сбором, разве у нас на дорогах мало камер, фиксирующих нарушения правил? Процесс установления факта нарушения ПДД более сложный, чем элементарная сверка списка номеров проезжающего по дороге транспорта, со списком уплативших налог.

Поэтому, достаточно правильного целеполагания, совсем не уникальной компетенции сотрудников, и уровень общения государства с налогоплательщиком может стать соответствующим современным стандартом. Подобные задачи можно решать достаточно быстро.

Конечно, эти подходы проще обеспечить при едином системном видении перспектив экономического развития государства, когда в стране стратегическое развитие определяет Министерство экономики, тактическое и оперативное управление финансами в рамках определенной стратегии ведет Министерство финансов, и в конце концов есть надзорный контрольный орган - Налоговая служба. Но, если сильно захотеть, то можно и усилиями самой структуры сделает ее технологически передовой. Это, если в общем.

 

А если, в частности, основные поступления налогов обеспечивают налогоплательщики самостоятельно, поэтому важно в первую очередь обращать внимание на их риски. Знает ли налоговая служба о них?

Я каждые 2-3 недели имею общение с практикующими бухгалтерами, объединенными в рамках одной из групп в соцсети. Поэтому, информация о проблемах налогоплательщиков поступает достаточно оперативно. Для налогоплательщика в налоговом администрировании на сегодняшний день можно выделить два основных риска.

Первым является риск непреднамеренного нарушения действующего законодательства. Риск допущения ошибки в рамках исполнения норм НК и других нормативных актов. Причины, порождающие его - неясность норм законодательства и вольность трактовки норм.

Второй риск, это - невозможность технического исполнения своих обязанностей налогоплательщиком, в силу сбоев в работе информационной системы.

Оба эти риска материализуются в ходе налоговых проверок в конкретные суммы штрафов. Но они могут быть и должны быть устранены государством. Первый нивелируется: своевременным доведением позиции ГНС по неясным вопросам имеющимися средствами до налогоплательщика и соблюдением этой позиции контролерами. Второй - установлением норм, регулирующих действия налогоплательщика в период отказа технических систем, и конечно, исключением самих сбоев.

 

Если задуматься о природе нарушения налогового законодательства. Я сейчас имею в виду действия обеих сторон. В чем она?

Когда нарушение имеет место, то каждый такой случай, нужно рассматривать в отдельности и конкретно.

Однако, если задуматься о причинах, объединяющих все ситуации, то их в природе теоретически может быть только две: первая - некомпетентность, когда часто нарушение допускается неосознанно, вторая - правовой нигилизм, когда норма закона нарушается намеренно.

 

Внесенные еще в марте месяце изменения в порядок ценообразования социально значимых товаров во многом были не понятны налогоплательщикам, и никто им их до сих пор не разъяснил. Даже на индивидуальные запросы налогоплательщиков ни ГНС, ни Минфин не дает достаточных разъяснений. А проверки, несмотря на это, продолжаются. И это не единственный пример. Может следует сначала определиться с позицией государства, а затем проверять бизнес?

Неясность нормы законодательства не удобна и налоговой службе. Тупик, в котором оказывается ГНС при необходимости объяснения непонятной нормы абсолютно безвыходен. На указанный Вами вопрос ответы должно дать Министерство экономики. Ни ГНС, ни Минфин в этой теме некомпетентны.

Думаю, настоящим недооцененным и неиспользуемым пока резервом в подобных ситуациях является норма статьи 11 НК, предусматривающая, что все сомнения, возникающие при применении налогового законодательства, должны толковаться в пользу налогоплательщика. Если задействовать эту статью, то снимутся, во-первых, требования о необходимости представления официальной позиции (а трактовать законы ГНС и не имеет права), а во-вторых, налоговые проверки не будут наказывать налогоплательщиков за нарушения неясных для понимания норм.

 

Когда же такое может произойти? Ведь вопросы о неприменении статьи 11 НК налоговиками давно поднимаются налогоплательщиками.

Я не могу назвать дату, когда это произойдет. Однако, по моему глубокому убеждению, успешное налоговое администрирование государством возможно лишь при условии обеспечения подхода к нему - со стороны налогоплательщика. Используя другие подходы, государство обречено не на сотрудничество, а на конфликт с налогоплательщиками, что само по себе не рационально. Осознание этой простой истины может приблизить этот момент.

Особенно актуален такой подход в сложных экономических ситуациях. Единственной правильной позицией в кризисные периоды со стороны государства является обеспечение максимальной экономической свободы для бизнеса.

 

В этом году еще не представлен проект налоговой политики, хотя уже заканчивается август. Какие нормы встретят нас всех первого января? Может быть, учитывая рост цен и инфляцию, стоит задуматься о хотя бы временном моратории на увеличение ставок акцизов по примеру Польши или снизить ставку НДС на газ по примеру Германии? Даже Украина в существующей ситуации рассматривает вариант понижения ставок НДС и налога на прибыль! Когда налогоплательщики увидят хоть-какой-то проект?

Относительно налоговой политики, в том числе в области акцизов и ставок НДС — это все к Минфину. Я не имею информации, когда будут представлены проекты. Действительно, мы привыкли ежегодно к достаточно большому объему изменений налогового законодательства. Но, в вопросах налогового законотворчества не следует стремиться к количественным показателям. Всем удобны качественные и стабильные налоговые нормы.

 

Да, как раз об этом. Вступил в силу 145-й закон, согласно которому при оплате бизнес-картой обычные и необходимые расходы не требуют документального подтверждения. Учитывая, что чеки от бизнес-карты не всегда соответствуют требованиям бухгалтерского законодательства, получается, что закон имеет нулевой эффект? Что будем делать с качеством принимаемых законов?

Я бы так не сказал. Введенная в статью 24 НК часть 101 указывает на то, что принимаемые к вычету расходы, по которым достаточен факт оплаты картой, должны относиться к обычным и необходимым. Поэтому, в ситуации, когда такие расходы будут однозначно воспринимаемыми, закон будет действовать.

Например, оплата за обслуживание в ресторане, с целью вычета представительских расходов. Хотя, и в моем восприятии введенная норма широкой и общей не станет, в силу как раз сомнений в типе расходов, по которым была произведена оплата картой.

Относительно вопроса о том, что делать для повышения качества законов? Любая законодательная инициатива в период ее подготовки обязана пройти процедуру ознакомления с ней общественности. Я думаю, влияние гражданского общества на законодательные инициативы в нашей стране не достаточное. Общественным и патронатным организациям следует быть более активными в процессе законотворчества, в т.ч. и в оценке предлагаемых изменений.

 

НДС всегда был одним из основных налогов. Но, его применение в молдавском варианте все больше отличается от общепринятого. Есть ли перспективы приближения отечественной практики к мировой?

Практика применения НДС в разных странах не однородна. Страны ЕС применяют налог практически в рамках единого законодательства, так как там существует директива, содержащая требования к механизму применения налога, фактически являющаяся модельным кодексом. Многие страны чаще всего используют эти же традиционные подходы. Но есть и другая практика. Например, применение НДС-счетов в различных формах (Украина, Азербайджан), правда, отношение к этому методу неоднозначное.

Молдавское законодательство близко к европейскому, но есть и отличия. Основным из них является невозможность возврата вычитаемого налога. Я думаю, в рамках ассоциированного соглашения и гармонизации налогового законодательства с европейским эта проблема должна решиться.

 

В последнее время много отрицательной информации, касающейся проверок НДС. Вот конкретный вопрос. Читатель жалуется, что ему отказали в вычете НДС потому, что поставщик не оплатил НДС. Причем, точно известно, что поставщик не однодневка. Как поступить?

Если покупателем соблюдены требования статьи 102 НК, то право на вычет НДС ему гарантировано законом. Недоимка поставщика перед бюджетом никакого отношения к праву на вычет НДС покупателем не имеет. Надо подавать жалобу.

 

Жалобы не дают эффектов. И эта проблема продолжается уже долгие годы. Я думаю, низкие эффекты связаны с недостаточной ответственностью налоговых служащих за их действия, которые могут нанести ущерб бизнесу. Такое впечатление, что налоговый служащий личную ответственность за свои действия вообще не несет? Может быть, установление мер личной ответственности способствовало бы более корректному соблюдению законодательства и исключило бы правовой нигилизм?

Ответственность налоговых служащих за свои действия предусмотрены статьей 153 НК. Относительно процедуры обжалования в последнее время произошли некоторые изменения, возможно они сделают эту процедуру более эффективной для налогоплательщика.

 

Статья 153 НК содержит общие фразы и нисколько не предупреждает негативные явления. И я думаю, что настало время подумать и об ее изменении, и об изменении процедур налогового контроля. Еще одна тема постоянного напряжения — это местные налоги и сборы. Их у нас много, и попытки каким-либо образом упростить их применение ограничились в свое время лишь выпуском одной обобщенной декларации. В результате декларация получилась объемной (включив в себя все ранее имеющиеся), а вопросы по их применению остались те же. Местному бюджету нужны поступления, но для этого хватило бы и одного типа налога. Нет ли желания упростить задачу как для налогоплательщика, так и для проверяющего органа?

Такая работа велась Минфином и работники ГНС тоже принимали в ней участие. Возможно, ее продолжение будет иметь место Минфином. Однако, проблемы местных налогов глубже только метода их взимания.

Сбор местных налогов и сборов — это часть такой сложной и важной концепции, как финансовая автономия местных властей. В большинстве стран эта идея реализована через полное отделение от функций центральных налоговых органов администрирования сбора этих налогов (включая функции контроля и взыскания долга).

Такая передача функций дает местным властям не только ощущение полного контроля за сбором налогов, но и обеспечивает стимулирование и ответственность за полноту наполнения местного бюджета. Получив всю полноту полномочий в вопросе сбора местных налогов и сборов, местные власти в дополнении к налоговой политике на своем уровне, вступают в конкуренцию в вопросах привлечения инвестиций на подведомственные территории. Ведь туда, где местные власти устанавливают посильные по размерам и понятные в применении местные налоги и сборы, инвестор придет быстрее, чем в другие места. А видя успехи соседних территорий, местный электорат может и поменять состав местной власти. Так это работает в ЕС.

 

Хочу задать еще вопрос об организации работы ГНС. Сегодня в стране существует профессиональный голод. Найти опытного специалиста бизнесу очень сложно. Ощущается ли эта проблема в налоговой службе и как она решается? Делается ли ставка на молодежь?

ГНС в полной мере ощущает весь комплекс проблем, существующих на рынке труда. Поднятые несколько лет назад зарплаты налоговым служащим, конечно, решили значительную часть проблем, однако имеющая место инфляция их уровень не сохраняет. Проблема привлечения молодежи всегда стояла перед службой. Ранее применялся конкурсный отбор выпускников ВУЗов с последующей их специализацией в течение первых нескольких месяцев работы. Подобные мероприятия планируются и сегодня. Но мотивация сегодняшней молодежи несколько отличается от той, которая имела место, например 30 лет назад, когда я пришел со студенческой скамьи на работу в налоговую инспекцию. Многим молодым людям сегодня все надо “здесь и сейчас”, и часто они сконцентрированы только на собственных проблемах. Из такого молодого работника быстро сделать квалифицированного специалиста сложно. Потому, что опыт приходит со временем. Проблемы мотивирования часто выливаются в последствия низкой квалификации. Молодость энергична, но мало знает. Сохранить квалифицированный состав работников, я считаю, это не менее важная задача сегодня. Ведь той же молодежи кто-то должен передавать знания и опыт. Я уже не говорю о том, что ежедневно у налогоплательщиков возникают вопросы, на которые надо кому-то правильно отвечать. Любое дело держится на профессионалах. Этот мир так устроен и налоговая сфера - не исключение.

 

Вы уже 31 год работаете в налоговой службе, из которых 11 на должности заместителя руководителя. Это большой срок и можете проводить сравнения. Сегодняшний этап в работе ГНС, в чем его отличие от ранее прошедших и как его можно оценить?

Работа налоговых органов никогда не была простой и легкой. Нынешний этап не легче прошедших. Каждый из периодов имел свои черты и особенности, есть они и в настоящее время. Подводить итоги нынешнему этапу работы налоговой службы, давая оценки, наверное, еще рано. Надеюсь, что изменения, относящиеся к работе ГНС, будут учитывать существующие объективные проблемы и способствовать их решению.

 

В завершении беседы хочу, немного утрируя, сказать, что сегодня налоговый орган имеет всю власть в отношении налогоплательщика: и регистрирует, и проверяет, и взыскивает, и расследует. Для “полноты цикла” осталось совсем немного - передать в ведение налоговой: и суд, и тюрьму. Все это можно будет потом назвать результатом реформ и построения полностью контролируемой системы!

Но если серьезно, то каких-либо значимых улучшений от реформ бизнес не чувствует. А от этого, в конце концов, страдают граждане государства - рядовые налогоплательщики. На этой, слегка ироничной ноте мы завершим наше сегодняшнее общение.

Хочу поблагодарить Вас за беседу и пожелать всем нам, чтобы те надежды, которые питают налогоплательщики, материализовались государством в адекватную, соответствующую ожиданиям действительность.

Беседу вел

Сергей Темрин

Рубрика: 
Номер выпуска: 
  • 2022
  • № 8