Вы здесь

Слово редактора - 2017 № 03
Темрин Сергей

Действия наших законодателей в налоговой сфере вызывают, мягко говоря, удивление.
В один и тот же день, 16 декабря 2016 г., парламентарии принимают две разные редакции (двумя законами: № 281 от 16.12.2016 г. и № 292 от 16.12.2016 г.) одной и той же части (33) статьи 901 Налогового кодекса:
В соответствии с Законом № 281 от 16.12.2016 г. редакция части (33) статьи 901 Налогового кодекса выглядит следующим образом:
Каждый плательщик выигрышей обязан удержать и перечислить в бюджет налог в размере:
- 18 процентов выигрышей от азартных игр, за исключением выигрышей от рекламных компаний, и/или лотерей, и/или спортивных пари;
- 18 процентов выигрышей от рекламных кампаний, и/или лотерей, и/или спортивных пари в части, в которой величина каждого выигрыша превышает 10 процентов личного освобождения, установленного в части (1) статьи 33, и не превышает 50 тысяч леев;
- 25 процентов выигрышей от рекламных кампаний, и/или лотерей, и/или спортивных пари в части, в которой величина каждого выигрыша равняется или превышает 50 тысяч леев.
Согласно Закону № 292 от 16.12.2016 г. редакция той же части той же статьи следующая:
Каждый плательщик выигрышей обязан удержать и перечислить в бюджет налог в размере 18 процентов выигрышей в азартных играх, за исключением выигрышей, полученных в рекламных кампаниях и/или лотереях и пари.
Учитывая положения статьи 7 (1.1) Налогового кодекса, статья 90.1 (3.3) будет действовать с 1 января по 5 июля 2017 г. в редакции Закона № 281 от 16.12.2017 г., а с 5 июля 2017 г. – в редакции Закона № 292 от 16.12.2017 г.
Возникает закономерный вопрос, зачем эти налоговые шарады?
Если одна редакция статьи лучше другой, почему не ввести ее с 1 января 2017 г.?
У меня нет внятного ответа.
Другой пример небрежного отношения к тексту налоговых нововведений. Согласно лит. «е)» статьи 18 НК в валовой доход включаются «прирост капитала, определенный в части (6) статьи 40».
Смотрим часть (6) статьи 40: «Прирост или потеря капитала от продажи, обмена основного жилья или отчуждения его иным способом не признается в налоговых целях». Получается интересный вывод – с 1 января 2017 г. доход от прироста капитала не облагается подоходным налогом!
Конечно, это техническая ошибка. Ссылку надо было делать не на часть (6), а на часть (7), в которой указано «сумма прироста капитала в налоговом периоде равна 50 процентам суммы, превышающей признанный прирост капитала над любыми его потерями, понесенными в течение налогового периода», и тогда все встает на свои места.
Одна ошибка порождает другую. Боюсь, как бы исправление в налоговом законе не стали делать «задним числом».
Как говорил Михаил Жванецкий, «тщательней надо, ребята».

Номер выпуска: 
  • 2017
  • № 3